ЦИРКОВЫЕ ФОКУСЫ С КАЗЕННЫМ ИМУЩЕСТВОМ

Это будут очень короткие, но очень поучительные и очень грустные истории.  Насколько известно – не первые и не последние, в которых оказался малюсенький городской округ, а могло бы оказаться и любое другое муниципальное образование с дотационным (дефицитным) бюджетом.

ПАРАД-АЛЛЕ, или СКАЗ  О ТОМ, ОТКУДА НОГИ (то бишь, долги муниципалитета) РАСТУТ

Начало 2000-х годов: инфляция, девальвация, дезорганизация, деквалификация, деморализация, дестабилизация, и другие «де», а  на этом фоне — бурное изменение законодательства.

Введение в действие новых Налогового, Бюджетного, Трудового, Арбитражного, Земельного, Жилищного, Административного  кодексов, совершенствование гражданского законодательства,  и другие законодательные нововведения, например, приостановление действия положений ст. 239 БК РФ в части возмещения  недофинансирования расходов бюджета (любого уровня, чаще – муниципального).

Правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в этот переломный период осуществляется арбитражными судами быстро и споро, так, что  бюджетные правоотношения практически в расчет не принимаются. Увы, так было в недалеком прошлом.

К  2008 году, когда законодатель, введя нормы о бюджетном исполнении судебных актов при взыскании денежных средств в пользу юридических и физических лиц с публично-правовых образований и их учреждений,  решил защитить бюджеты разных уровней, в том числе и муниципального, некоторые муниципалитеты уже были буквально обвешаны целыми  гроздьями судебных решений о взыскании долгов за коммуналку.

Ох уж эти коммунальные услуги! Головная боль муниципалитетов, которые вроде бы сами определяют и тарифы ресурсникам и ставки платы за коммунальные услуги для своего населения, но… Но ограничены предельными индексами максимально возможного изменения этих тарифов и ставок. А эти предельные индексы им спускают сверху их регионы Ну и  как всегда: на  местах «не можно сметь свое суждение иметь»!

Конечно, население не может  оплатить все 100%  расходов за потребленные коммунальные услуги (отопление, электроэнергия и вода), но и коммунальщики не могут работать себе в убыток. Возникла дилемма: кто будет возмещать коммунальщикам их недополученные, т.н. «выпадающие» доходы? Тот, кто тарифы устанавливает (муниципалитеты) или тот, кто ограничивает рост их для населения (центр и регионы)?

В общем, крайними оставили муниципалитеты. И все кажется логичным: кто ставки платы и тарифы устанавливает – того и тапки, то бишь ответственность, причем, нехилая, выражающаяся порою в десятках миллионов рублей судебных взысканий!

Сначала регионы деньжат подбрасывали, затем кризис за кризисом и как-то финансовая помощь сошла на нет, а судебные взыскания множились, появились умники (в основном это перекупщики долгов), которые кроме основного долга стали с муниципалитетов взыскивать проценты за несвоевременное исполнение судебных актов.  Длилась подобная ситуация по взысканию коммунальных долгов ни много ни мало – аж до 2013 года.

А за столь длительный срок много чего было сделано-переделано по «потрошению» местной казны… Прям цирк какой-то!

ВОЛЬТИЖИРОВКА, или БЫЛЬ О ТОМ, КАК У МУНИЦИПАЛИТЕТА  В СЛУЖБЕ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ «ПОТЕРЯЛОСЬ» БОЛЕЕ 10 МИЛЛИОНОВ  РУБЛЕЙ

Есть межрайонный отдел по исполнению особых исполнительных производств. В нем заведено и исполняется сводное исполнительное производство в отношении муниципалитета-должника с многомиллионными долгами (и старыми – коммунальными, и новыми – процентными).

Приставами (всё как надо  по закону) арестовано казенное имущество. А имущество-то совсем не простое, золотое, скажем имущество: магазины, столовые и другие лакомые (для тех, кто понимает, конечно) объекты муниципальной собственности.

Ох, сколько желающих да облизывющихся на казенное имущество! Да чтоб получше и побольше! Да чтоб пожирнее и подешевле!

Оп-ля! И «весь вечер на арене» — судебный пристав-исполнитель или два, или три! Пристава, конечно.

Имелся на 1-ом этаже жилого дома принадлежащий муниципалитету продуктовый магазин № 44, с подвалом и складскими помещениями со всей необходимой инфраструктурой, всего каких-то 1,444,9 квадратных метров, но в спальном районе, где поблизости другие подобные заведения испокон веку отсутствовали. Жирный кусман? Лакомый? А то!

Заарестовали его местные судебные приставы по долгам муниципалитета. Оценили  адекватно — в 19 миллионов рублей, и оценщик не местный, а аж из соседней области.  Всё в пределах разумного.

И, по логике вещей — ничего коррупционного. Пока. Пока не началась вольтижировка — акробатические упражнения на лошади, движущейся по кругу шагом или галопом, где роль «лошади» была отведена арестованному объекту недвижимости, который с очерченного для него круга сойти не мог. А вот какие акробатические упражнения на этой «лошади» и кем именно совершались – попробуем разобраться.

Где-то через полгода после оценки как-то вдруг оценщик опомнился и письмецо приставам забабахал: виноват, мол, исправляюсь, 3,4 миллиона лишнего НДС приписал, не стоит этот мелкий магазинишко 19-ти миллионов, а только – 15,6, ну никак не больше!

Для местного пристава письмо оценщика прям как руководство к действию получилось: руководствуясь статьей 14 закона об исполнительном производстве, пристав внес изменения в постановление об оценке муниципального имущества, уменьшив оценку магазина более чем на 3 миллиона рублей.

Полюбопытничали мы, что за статья такая интересная в федеральном законе имеется, позволяющая приставам так финансовыми документами манипулировать? А вот и нет такой статьи! Есть статья 14, которая позволяет судебным приставам исправить допущенные ими в ранее вынесенных постановлениях описки или явные арифметические ошибки, и только. Изменение через полгода оценки магазина на 3 миллиона в меньшую сторону никак не подпадает под категорию «описка или арифметическая ошибка».

Новую оценку должен был пристав провести и другим, естественно, оценщиком! А зачем париться? И так сойдет, по письму индивидуального предпринимателя-оценщика изменил свое постановление – и баста. Видите, как все просто, только ручкой (в смысле – шариковой)  пристав взмахнет и… «джинсы превращаются в шорты!».

Если бы на этом всё и закончилось. Ан, нет! Интрига продолжилась!

«Уцененный» магазин отправили на торги по цене 15 643 140 рублей (без учета НДС). На торгах не продали. Опять должны были (уже по закону) уценить на 15%, т.е. —  на 2,3 миллиона рублей. Соответственно, на повторные торги должны были передать магазин по цене не меньше, чем за 13 296 669 рублей. И, по всему видно, вновь не продали…

По закону – нереализованное на торгах имущество судебными приставами предлагается всем взыскателям в сводном исполнительном производстве по очереди и по цене на 25% меньше, чем указано в постановлении об оценке (т.е. —  25% от 15 643 140 рублей (без учета НДС, конечно).

В данном случае, магазин должен был быть передан взыскателям (тому, кто захочет принять в счет погашения долгов муниципалитета) за сумму не меньше чем за 11 732 355  рублей, а если никто из взыскателей не согласится с зачетом  почти 12 миллионов, то приставы обязаны будут вернуть магазин муниципалитету. Это по закону.

А на деле вышло все по-другому. Магазин муниципалитету не вернули. Он как объект муниципальной собственности  через полтора года после ареста был передан одному из взыскателей в счет погашения долга по исполнительному листу за (внимание!) всего каких-то 8 293 630,29 рублей, то есть по цене меньше расчетной суммы на 3,4 миллиона.

Вот так резво, по бумагам: оцененный в 19-ть миллионов полновесных рублей продуктовый магазин спустя  полтора года после его ареста приставами превратился в продуктовую лавку за 8,3 миллиона рублей!

Думаю, магазин должен был  оскорбиться.

Итог поистине цирковых кульбитов с оценкой  и переоценкой муниципального имущества весьма грустный: где-то по дороге  от «местных» приставов с их и так «урезанной» оценкой магазина  к    «особым» приставам в межрайонный отдел «потерялось»   более 10 миллионов рублей, причем, естественно, исчезновение это было явно не в пользу муниципалитета-должника, а исключительно  в пользу взыскателя, получившего магазин в свою собственность.

И никто не искал потерю. А смысл?

ЭКВИЛИБРИСТИКА, или СКАЗКА СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ ДЛЯ ВСЕХ, КРОМЕ МУНИЦИПАЛИТЕТА

А теперь еще более интересный иллюзион.

В печатном издании «Российская газета» в свое время было опубликовано информационное сообщение о проведении повторных торгов по продаже имущества, арестованного в ходе исполнительного производства, среди которого значилось: лот 2.1. – здание нежилого назначения с подвалом (универсальный магазин № 41), общей площадью 1493,7 кв.м., начальная продажная цена – 8836028 руб. 80 коп. Местонахождение: двухэтажное, отдельно стоящее здание из белого кирпича с развитой инфраструктурой,  центр города, рядом остановки общественного транспорта, рынок, множество торговых точек. Круто и выгодно для торговли!

Зная требования закона об исполнительном производстве, проведем несложные расчеты: начальная продажная цена повторных торгов плюс 15% получается оценен этот, прямо скажем, приличный торговый объект судебными приставами всего в каких-то 10,4 миллиона рублей (?!).

Как-то странно: магазин в спальном районе на первом этаже жилого дома меньшей площадью был оценен («уценен») в 15,6 миллионов рублей, а большой двухэтажный универмаг  в центре города примерно в то же самое время приставы оценили на 5,2 миллиона меньше!

Сравним отдельно стоящий двухэтажный универмаг и магазин на первом этаже жилого дома:

ОбъектПлощадь объекта   (кв. метры)ОЦЕНКА   объектов приставами (руб.)   Цена 1 квадратного метра при оценке объектов (руб.)Расчетная   цена объектов при передаче взыскателям (руб.)Фактическая цена объектов при передаче взыскателям   (руб.)Разница между расчетной и фактической стоимостью переданных объектов   (руб.)
№ 44   1/5 этаж1 444,915 643 140,0010 826,4511 732 355, 008 293 630,293 438 724,71
№ 41   2 этажа1 493,710 395 328,006 959,457 796 496,006 607 200,001 189 296,00
Занижение стоимости объекта №41 на:5 247 812,003 867,003 935 859,00Недополученные  при передаче объектов доходы муниципалитета:4 628 020,71

Это как так получилось? Это что за независимые оценщики такие? Это что за приставы такие слепые? Всё имущество ведь арестовывалось и оценивалось практически одновременно! Только одну часть оценивали «местные» приставы, а другую часть – «особые» из отдела по исполнению особых исполнительных производств. Может быть, все дело именно в том, кто проводил оценку арестованного муниципального имущества? Или дело в чем-то другом? Ответа нет.

В конечном итоге универмаг был отдан одному из взыскателей за жутко интересную сумму в 6 607 200 рублей, то есть  по цене гораздо дешевле даже простого продуктового магазина.

Практически  двухэтажный торговый объект площадью полторы тысячи квадратных метров был оценен «особыми» судебными приставами как простая «трешка» в том же губернском городе, где эти самые приставы дислоцируются. Тут уж про остроту зрения приставов спорить не приходится. Скорее всего они и глаза зажмурили и сами себе их завязали, иначе просто невозможно не заметить таких нестыковок с оценкой универмага.

А все могло быть иначе! И сумма от реализации арестованного имущества была бы больше хотя бы как минимум на 2,2 миллиона рублей! Даже при той мизерной оценке, на которую глаза закрыли.

Читаем судебное решение по делу А60-484/11, которое состоялось, к большому сожалению, уже после передачи универмага взыскателю за ту самую мизерную цену в 6,6 миллионов рублей.

Суд установил, что при проведении повторных торгов арестованного приставами муниципального имущества компанией ООО «РУССКОМ» от участия в торгах был незаконно отстранен один участник (индивидуальный предприниматель, живущий и работающий на территории муниципалитета), готовый приобрести универмаг по цене, не ниже заявленной начальной продажной цене в 8 846028,80 рублей.

Отстраненный от торгов претендент на покупку универмага изначально подал иск не только к компании, проводившей торги, но и к судебным приставам, передавшим универмаг взыскателю, и к самому взыскателю приобретшему магазин за мизерную цену. И требовал не только признания незаконным свое отстранение от участия в торгах, но и восстановления положения, существовавшее до нарушения его права.

По-русски это значит, что истец просил суд признать незаконными все действия ООО «РУССКОМ», приставов  и взыскателя, приведшие к незаконной передаче спорного универмага за 6,6 миллионов рублей и вернуться к проведению торгов, которые незаконно признаны несостоявшимися.

Суд признал недействительным  решение комиссии о признании аукциона несостоявшимся, а права отстраненного претендента на участие в торгах нарушенными.

При этом (цитирую судебный акт) суд указал, что  «при участии ИП С. (отстраненного участника) торги могли быть признаны состоявшимися, результативными, права участников аукциона – реализованными».  Соответственно, долг муниципалитета по исполнительным листам, исполнявшимся в  межрайонном отделе по исполнению особых исполнительных производств мог быть уменьшен на сумму никак не меньше  2,2 миллиона рублей!

Жаль, что история не знает сослагательного наклонения. Обидно, что отстраненный участник торгов не пошел до победного конца и в конечном итоге отказался от требований «восстановить положение, существовавшее до нарушения права». Да бог ему судья, не захотел тягаться с местными скупщиками магазинов – его право!

Однако в данном случае сложилась парадоксальная ситуация явно не в пользу муниципалитета-должника:

Вроде бы, есть решение суда о незаконности признания повторных торгов несостоявшимися и, соответственно, у приставов не имеется права на передачу одному из взыскателей муниципального имущества за смехотворную цену в 6,6 миллионов.

А  вроде бы  и нет такого решения  и, соответственно,  передача универмага  взыскателю за 6,6 миллионов рублей состоялась на законных основаниях.

Как то так получается!

И такая правовая эквилибристика (способность  удерживать равновесие при неустойчивом положении) позволяет судебным приставам балансировать на грани дозволенного.

Суд сказал «А», но  продолжения, увы, не последовало.

Дело не доведено до логического конца, однако  все в шоколаде: организатор торгов  нарушив закон, вроде бы  ничего не нарушил, приставы вроде бы законно за мизерную и смешную сумму передали универмаг взыскателю, отстраненный участник торгов вроде бы получил сатисфакцию — и моральную и материальную (ему возместили судебные издержки и его обидчику РУССКОМу сказали «фи, как ты плохо  сделал» ).

И только муниципалитет остался «в пролете» на 2,2 миллиона рублей.

«В пролете» над имуществом казны. Просто воздушная акробатика!

И,  главное, всё по закону!

А. Грабивский

20.11.2016

Поделись с друзьями:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Другие новости:

Алексей Охлопков

Специализация спикера в области арбитражных и корпоративных споров. Работает с